Идея фикс стала профессией

Иногда сообщить больному диагноз – целое искусство

Профессия медицинского работника в любом обществе на особом счету. Великий философ Древней Греции Сократ говорил, что судья, педагог и медицинский работник получают свой дар свыше. Если обычный человек спасает чужую жизнь, то его чествуют как героя, вручают награду, о нем пишут в газетах. Для медицинского работника спасение людей является ежедневной тяжелой работой. И цена ошибки в такой работе очень высока – это может быть жизнь другого человека.

Меня приветливо встречает в своем кабинете Екатерина Павловна Горюнова, акушер-гинеколог Артинской районной больницы. Знаю из рассказов знакомых медработников и из фильмов, что врач – это ответственная профессия, что из-за работы в больнице на семью вообще не остается времени, поэтому с порога спрашиваю:

- Екатерина Павловна, почему Вы выбрали профессию врача?

- Большую роль сыграла мама, Елена Васильевна Кузнецова. Если бы она меня не направила на этот путь, то, возможно, я и не стала бы врачом. Еще в школе я обсуждала с мамой будущую профессию, и она мне помогла сделать выбор. До седьмого класса я мечтала стать архитектором, так как люблю рисовать, вязать, изготавливать различные поделки, но желание помогать людям и лечить их перебороло. Я решила стать врачом, после седьмого класса это стало для меня идеей фикс. В детстве каждый день одевалась «в доктора», набирала в шприц воду и ставила уколы куклам. Это мне до безумия нравилось, но почему-то уколы ставила под глаза, думала, что так и надо. Очень любила такие игры. Определившись с профессией, я начала двигаться к цели. Во-первых, все свое время посвятила учебе (я училась в шестой школе), во-вторых, занималась с репетиторами по химии и биологии. В девятом классе, победив в муниципальной олимпиаде по биологии, я участвовала в областной. Поехала в Екатеринбург с Л.Г. Аллагуловой, учителем биологии школы №6. По результатам я вошла в десятку, прошла только первый уровень, во второй прошли те, у кого баллы были выше. Подошел к концу девятый класс, начались экзамены, и мне пришло приглашение на поступление в СУНЦ, лицей при УрГУ им. Горького. Я, не раздумывая, окончив девять классов на «отлично», поехала туда поступать. Сдавали мы четыре экзамена (русский, английский языки, математику, биологию) и устное собеседование по биологии. Я поступила в биолого-психологический класс.

- Учиться было сложно?

- Да. В неделю в расписании стояло десять часов биологии и одиннадцать химии. Несмотря на то, что я была в школе отличницей, в первой четверти учебы в лицее у меня появились тройки. И я ничего не могла с этим сделать. Скажем так: в лицее убирают синдром отличника. Вроде бы я все учила, все знаю, в школе бы за такой ответ точно поставили «пятерку», а в лицее – «три». Думаешь: «Почему «три», я же все рассказала?» Но садилась и учила снова. Это нас так «закаляли». Окончила в лицее 10 и 11 классы. Мы сдали без проблем ЕГЭ на «хорошо» и «отлично». Я окончила СУНЦ с четырьмя «четверками» и считаю, что это очень хороший результат. Лицей – один из лучших учебных заведений в России. В нашей стране таких только четыре: у нас, в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске.

Следующий шаг к моей цели стать врачом – шесть лет учебы в медакадемии и год интернатуры на бюджетной основе. Учиться было мне интересно. Говорят, что анатомия сложный предмет, для меня она была увлекательной и занятной.

- Специальность «акушер-гинеколог» – это осознанный выбор?

- Да, эта специальность была задумана сразу. С седьмого класса я хотела быть именно этим врачом, причину не могу объяснить. В академии я металась между хирургией и гинекологией, но выбрала второе, потому что считаю, что хирургия – больше мужская специальность.

- Екатерина Павловна, Вы помните свой первый рабочий день?

- Очень хорошо помню. Было страшно. В женской консультации интернатуру я не проходила вообще. Я работала в стационаре. Первую часть учебы прошла в областной больнице в отделении гинекологии. Я неделю ассистировала на операциях, затем меня допустили до операционного стола, конечно, под присмотром опытных врачей, самых лучших. Затем было акушерство, хотя эту специальность я знала похуже гинекологии. В отделении меня приняли сразу же, как свою. Врачи охотно помогали, мне было легко. В первый рабочий день в женской консультации мне показалось, что в коридоре очень много беременных. Меня сразу поддержала моя медсестра Надежда Степановна Чухарева. Она – мой наставник, я всегда с ней советуюсь, у нее ведь уже огромный опыт. Мой стаж – три года. Я веду прием в женской консультации и гинекологических пациенток, и беременных женщин, конечно, и на родах присутствую, дежурства ведь никто не отменял. Здесь уже не приходится выбирать между акушерством и гинекологией.

- Как Вы считаете, каким должен быть по характеру врач-гинеколог?

- Знаете, мое профессиональное правило такое: какой бы у человека ни был характер, его нужно оставлять дома, потому что наш кабинет - такое место, куда идут с какой-то боязнью и неохотой, да если еще и врач будет кричать и напирать, то ничего хорошего не получится. Я ко всем отношусь одинаково. У врача одна цель: выслушать, обследовать, назначить, пролечить и проверить результат лечения. Есть такие пациентки, у которых со здоровьем все хорошо, но им надо выговориться, они приходят на приём, и я их слушаю. Потом уже выйду из кабинета, выдохну и снова веду прием.

- Вы еще и психологи, наверное, Вам часто приходится сообщать о страшном диагнозе, как реагируют пациентки?

- Приходится, конечно, сообщать об онкологии, ВИЧ-инфекции, о том, что плод замер или погиб. Трудно об этом говорить в глаза, приходится подбирать нужные слова, я не имею права не сказать. Диагноз принимают по-разному. Я успокаиваю, потому что мой диагноз - только первый уровень в обследовании, его нужно еще подтвердить. Предлагаю съездить в Екатеринбург еще раз провериться. Но на диагноз настраиваю сразу, чтобы не затягивать с лечением.

- Я начала наш разговор со слов Сократа, Вы согласны с ним?

- Конечно, цена врачебной ошибки очень высока. Первое время, когда только начинаешь работать, за каждого пациента волнуешься. С годами вырабатывается стойкость характера. Я уже научилась отличать беременных от других пациенток. Вот заходит женщина на прием, она еще ничего не сказала, а я уже вижу по ней, что она на учет пришла вставать. Страшно ошибаться врачу, это же живой организм, особенно страшно ошибаться с беременными, там две жизни, пропустить можно много чего, поэтому мы с Надеждой Степановной очень тщательно обследуем их, собираем информацию по крупицам. Я люблю свою профессию, это место мое.

- Как у Вас со свободным временем? Видела Ваши вязаные игрушки и куклы, здорово получается!

- Мне очень нравится вязать на спицах и крючком, это меня успокаивает. Много рисую картин по цифрам. Мне интересно что-то творить руками. Я где-то прочитала такое выражение: «Читая хотя бы одну страницу на ночь, можно прочитать много книг». Вот я и стараюсь найти время для чтения. Люблю читать классику. В отпуске моей настольной книгой был роман Л.Н. Толстого «Война и мир». В школе я его читала так, как положено: с карандашом в руке. Сейчас осознанно, получая удовольствие. Но свободного времени очень мало, дома бываю редко. Может получиться так, что придешь с работы, поспишь два часа и снова на дежурство. Здесь так можно и неделю прожить.

У акушера-гинеколога Екатерины Павловны Горюновой есть свой рецепт успешного лечения пациентов, своя профессиональная философия, своя мораль - любить профессию, любить пациентов. Они идут к ней за помощью, в любой ситуации надо учитывать их особенности, их требования, даже их капризы. И главное – движение вперед.

Татьяна МИТЬКИНА